Декабрьский исход

8 декабря из “малосемейки” по ул.Суворова, 114 принудительно выселили брестчанку. Прямо на улицу.

Сама по себе ситуация с выселением человека “в никуда” вызывает множество вопросов. Тем более что в Бресте и, похоже, в стране в целом, это первый и пока единственный случай с подобным исходом.

Создается впечатление, что Галина Кудрявцева намеренно шла к выселению последние три года, не оплачивая коммунальные услуги, не внося плату за пользование своим жильем — квартирой, состоящей из одной комнаты, кухни, коридора, совмещенного санузла, — жилой площадью 17,7 и общей — 36,3 м.кв.

К августу 2006 года долг Кудрявцевой составил 1 183 700 рублей. Взыскание задолженности через оформление исполнительного листа результата не дало — женщина злоупотребляла спиртными напитками, длительное время нигде не работала, да и ценного имущества, которое можно было бы описать, судебный исполнитель у нее не обнаружил. Обо всем этом свидетельствует определение суда Московского района о возвращении исполнительного документа и акт о невозможности взыскания.

Еще в марте 2002 года за систематическую неуплату сотрудники ЖЭС-11 и “Брестмежрайгаза” отключили в квартире N 42 газ, электроэнергию, горячее и холодное водоснабжение, но нерадивые жильцы подключались к системам самостоятельно. “Кидали “воздушку” в коридор”, — как выразился мастер из ЖЭСа. А поставленную несъемную заглушку на трубу, подающую воду в бачок унитаза, умудрились снять, пользовались поступающей оттуда водой и начали систематически заливать расположенную под ними квартиру. Кроме Кудрявцевой в квартире нелегально проживал ее муж, который в связи с осуждением был отсюда выписан 13.11.1998 года, а также прописан ее сын Руслан 1988 г.р. Парень в данный момент повторно осужден, отбывает срок в 3,2 года в местах лишения свободы. Родительских прав в его отношении мать лишена.

Составлено девять актов, подтверждающих заливы, — говорил начальник ЖЭС-11 Александр Смирнов, — и это только по тем случаям, когда жильцы к нам обращались. С Кудрявцевой мы беседовали неоднократно, говорили ей о необходимости соблюдения правил пользования жилым помещением, предупреждали о последствиях. Все без результата.

В неблагополучную квартиру неоднократно наведывались также сотрудники милиции как в состоящую на учете в Московском РОВД. Здесь постоянно собирались люди, злоупотребляющие алкоголем, а драки, дебоши и скандалы, в том числе в ночное время, заканчивались лишь с помощью прибывших по вызову сотрудников правоохранительных органов. Пять раз к женщине применялись меры административного воздействия по ст.141 КоАП РБ (нарушение правил пользования жилым помещением, которое влечет предупреждение или наложение штрафа до 3 минимальных зарплат). В марте 2005 года провели общее собрание жильцов с приглашением должностных лиц, на котором Кудрявцеву предупредили, что если она продолжит нарушать правила пользования жилым помещением, то будет выселена из своей квартиры без предоставления для проживания другого помещения. Такой итог может наступить в соответствии со статьей 39 Жилищного кодекса РБ и только с проживающими в квартирах государственного сектора. Приватизированную собственность у человека отобрать не могут.

Судебное разбирательство, инициированное КУП “ЖРЭУ г.Бреста”, состоялось 20 октября 2006 года. Решение судьи Р.Сенько — освободить государственную жилплощадь. 4 декабря — добровольно или 8 декабря — принудительно.
И вот холодным декабрьским утром у дома собрались представители ЖЭС-11 во главе с начальником Александром Смирновым и журналисты. Пришел сотрудник милиции, а вскоре прибыла и судебный исполнитель Анжела Устимович, без контроля которой решение суда Московского района о выселении без предоставления другого жилого помещения 44-летней Галины Кудрявцевой пройти не могло.

Очевидно, не до конца осознав происходящее, к собравшимся во дворе подошла Кудрявцева. Завязался диалог.

Пожалуйста, я все заплачу, не надо меня выселять, — повторяла женщина раз за разом, вытирая набегавшие слезы. — Я больной человек, по ночам не сплю…

А куда деть ее вещи? Кто их будет охранять? — прозвучали вопросы.

Все уже улажено, – спокойно говорил начальник ЖЭС-11 Александр Смирнов, — пришла машина, есть люди, чтобы погрузить, вещи вывезут на базу ЖЭС-13. Там сухо и ущерба им не будет.

Закон есть закон. Происходящее — все в соответствии с судебным решением, — констатировала судебный исполнитель.

Я не знаю всех законов! — слабо возражала Кудрявцева, находясь под прицелом фото- и телекамер.

Почему вы не пришли в суд Московского района на Леваневского и не написали заявление, как я вам советовала? – судебный исполнитель в день добровольного выселения, назначенного судом, приходила к Кудрявцевой. Выселяться, ясное дело, женщина не собиралась. Тогда Анжела Устимович попросила ее прибыть на Леваневского с собственным паспортом, написать заявление с просьбой о приостановлении решения суда до весны. — Я думаю, вам бы пошли навстречу…

А в ответ — только повторные обещания оплатить задолженность. Но ведь дело-то в другом. Не в долгах перед государством, а в букете нарушений правил пользования жилым помещением.

– Скажите, а где вы работаете сейчас? — задала я вопрос Кудрявцевой.

– Нигде.

– А раньше?

– Я 18 лет проработала швеей.

– Где? На каком предприятии?

Внятного ответа не последовало.

– Мы пытались взять ее в ЖЭС дворником, — сказал начальник ЖЭСа, — года два назад это было. Она не оправдала нашего доверия, не стала ходить на работу, даже зарплату ни разу не получила.

– У меня муж работает! — встряла Кудрявцева.

– Где?

– У частника. Там… Крышу в доме накрывает.

– Официально работает?

– Нет. Он паспорт потерял, а в ЖЭСе сказали, что пока мы долг не выплатим, паспорт ему не сделают, — вот такой замкнутый круг получается.

В это время, привлеченные шумом во дворе, подтянулись соседи. Узнав, что именно происходит, стали возмущаться.

– Нам лично она не мешает! — заявила соседка, живущая ниже этажом. — Дайте ей другое помещение, хотя бы какой-нибудь угол.

– Зимой человека на улицу вышвырнуть — немыслимо! Люди! Куда вы смотрите! — вступилась Лидия Терентьева, престарелая жительница соседней квартиры. — Была семья, как семья. Так получилось в их жизни. Пьянки, гулянки… А она работала, да, работала.

– Куда же вы теперь пойдете? — спросила я у Кудрявцевой. Но она лишь пожимала плечами, бормотала, что ей некуда идти.

– Видать, квартирка кому-то приглянулась, вот ее государство себе и забирает, — ехидно выкрикнула какая-то женщина из толпы и поспешила спрятаться за спины соседей.

– Квартира останется за сыном Кудрявцевой — Русланом. Он здесь прописан. Мы узнавали, парень выйдет в марте 2007 года, — сказал начальника ЖЭС-11 Александр Смирнов. — Придет к нам и ЖЭС окажет содействие в возвращении вещей обратно в квартиру. Учтем его положение.

До вечера судебный исполнитель описывала вещи в квартире. Служебная машина отвезла их на базу. Какую-то часть того, что имелось, бывшая хозяйка признала мусором. Ненужное сложили у подъезда, а в понедельник коммунальная служба вывезла хлам на свалку. Квартиру в пятницу опечатали и накрепко закрыли на навесной замок. В ближайшее время санитарная служба проведет здесь дезинфекцию (при одном из последних приводов женщины в милицию у нее обнаружили четыре вида вшей). Периодически сюда будут приходить сотрудники разных инстанций и контролировать, не вскрыл ли кто-нибудь дверь, не нарушено ли постановление суда. А весной уже сын решит, как она пойдет дальше — судьба его и его родителей.

Ольга Александрова, опубликовано в общественно-политической газете “Брестский курьер”

Оставить комментарий