Виртуальные свидания

Виртуальное свидание
Окончилось форсмажором в реальности

Ну вот, дорогие мои женщины. Целую серию праздников оставили мы позади. Только мы с вами понимаем, как нам было тяжело. И привычно. И может даже радостно. Барышни наши такие — улыбаются проблемам, несут их с гордостью. Суета сует.

Беготня, круговерть прилавков магазинов, палаток, базаров, бликов новогодних игрушек, колкие уличные запахи и нежные домашние. А потом чумазые горы немытых тарелок, плеск воды и скатерти, на которые кто-то из домашних неосторожно что-то пролил. Правда жизни!

И опять работа, дом, муж, дети… Колея. Все мы идем мимо друг друга, задеваем иной раз плечами чужую жизнь. И кажется, что на мелодрамы нет времени и мы можем смотреть их лишь через окно телевизора. Но они случаются, откуда бы потом появлялись сценарии для полюбившихся нам фильмов? Почему-то чаще всего под Рождество. Вспомним хотя бы отметивший 30-летие фильм “С легким паром!”. Целое поколение выросло, улыбаясь его сюжету. Алкоголь и праздники — едины. Мы доказываем это каждый год, поднимая бокал шампанского и загадывая желания.
История, которую я хочу рассказать, случилась в Бресте. Как раз из серии “такого не бывает”. Бывает, еще как! Имена действующих персон изменены, а фамилии на мой взгляд просто не нужны. Если бы знала название того ведьминого напитка, первая капля которого привела к финалу, точно написала бы его здесь и от всей души зачеркнула крест-на-крест — чтобы никогда никто его не пил! Ведь все могло закончиться совсем не так…

– Я не знаю, где его сумка! Наверно, там же, где он сам! — с трудом сдерживаясь, болтала по мобильному телефону соседка по столу в кафешке, куда я заглянула выпить чашечку кофе. Разговорились. То, се, какие нынче мужики… А какие? Какие были, такими и остались! Если в мире может что-то измениться, то это будут явно не мужчины.

Моя собеседница Лена не искала мужа, просто бродила по бескрайним просторам Интернета. Так интересней живется — все говорят. Там можно найти друзей — все утверждают. Не знаю насчет полезности, но то, что время в Интернете уходит, как в бездну, знаю по себе. Зашел в сеть человек — и пропал. Не ищите, не звоните, стучитесь в аську — быстрее будет. Если знаете, что это такое и с чем его едят.
Лена в Интернете нашла проблемы. Познакомилась случайно с мужчиной, сам он из Воркуты, живет нынче в Израиле. Слово за слово, завязался приятный диалог. Как водится, нашли много общего, улыбались и грустили вместе. И вот пришел момент: решено, приезжаю в Беларусь!

Прислал свои фотографии.

– И как, красавец? — спрашиваю.

– Ну, в реальности, конечно, оказался внешне не такой, но это были его фотографии в лучшие времена, — заулыбалась она.

– Он еврей, что ли? — хотя в этой истории национальность человека не играет совсем никакой роли. Такое может случиться с любым жителем планеты Земля.

– Нет. Его история очень грустная и тяжелая. Саша родился в Воркуте, в его семье было восемь детей. Мать, наверно, не отличалась очень сильной привязчивостью, мужей меняла, как перчатки. Саша утверждал, что только он и одна его сестра жили с матерью, остальные дети — при отцах. Шло время, отучился, женился, завел бизнес, какие-то ларьки-магазины. Но тут стали наведываться незваные гости из всяких госструктур, и чтобы не сесть в тюрьму надолго и накрепко, ему пришлось куда-то бежать. Принял Сашу брат, который еще раньше уехал в Израиль. Его отец как раз евреем и является. То есть — они братья, но только по матери. Так и стал Саша полуроссиянином–полуизраильтянином, сохранил первое гражданство и приобрел второе. Брат помогал как мог. Жена за Сашей не поехала, присматривать осталась за бизнесом. И только через какое-то время Саше открыли глаза совсем чужие люди. О том, что был любовник, и о том, что нынче в его бизнесе есть два человека — жена и ее новоиспеченный кавалер. А те проверки и угрозы были не чем иным, как удачной попыткой выжить неугодного мужа, и что на самом деле никаких дел в его сторону не возбуждалось. В общем, ловкое мошенничество и ничего более. Что ж, раз так — Саша захотел забрать хоть дочь. Но и это ему не удалось. Жена к тому времени продала квартиру и растворилась в большом городе. Пытался их даже искать с помощью программы “Жду тебя”. И самое интересное, что журналисты отыскали мать с ребенком. Которая их благополучно проигнорировала.

– Ты веришь этому? Как-то сказочно звучит… — мой скепсис был неподдельным.

– Не знаю, — вздохнула Лена, — наверно, каждой женщине надо во что-то верить. В бедного и обиженного мужчину легче всего…

– А как он в Бресте оказался?

– Ко мне в гости приехал. Наверно, жениться. Но предлог был другой. Сделать тут зубы. У нас для иностранцев качественно и сравнительно не дорого. После автокатастрофы, в которую он попал в Израиле, лишился зубов. Здорово его покорежило. Долго валялся на больничной койке, на ногах кожа сгорела, делали пересадки. Я видела его ноги. Жутковатое зрелище. Такие они, в полосочку. Приехал. Сначала я не могла нарадоваться: милый, очень вежливый, ребенку моему игрушки привез, да и здесь покупал. Мне ужины готовил, знал, что я люблю и что мне будет приятно. Зарегистрировала его в соответствующих структурах, поселился у меня в квартире, как мы с ним через Интернет договорились. Неделю была сказка. Но моя работа… К такому графику надо быть привычным. Просыпаюсь поздно, потом весь день до вечера, как белка в колесе, а вечером только и желания — лечь, вытянуть ноги и посмотреть немного телевизор. Все мои друзья знают, что в течение дня мне звонить на мобильные, которых два (и они постоянно тренькали, пока мы общались. — Прим.автора), бесполезно. Друзей я “отбиваю”, не могу себе позволить говорить о житейском. Только — работа. А к 10 вечера начинается болтовня. И так может продолжаться до двух ночи. Пока все обсудишь, наговоришься. Вот и представь ощущение чужого мужчины. Он ведь жениться приехал, я уже не сомневаюсь, а тут еще постоянно другие мужчины звонят и я с ними очень мило общаюсь. Хоть и по работе, но когда знаешь людей ни один год, деловой этикет идет понимаешь куда. Его эти разговорчики “привет-привет, как дела? ой, не могу, дорогой, да, сейчас выйду к подъезду, да, завтра точно встретимся…” бесить начали уже на день четвертый. А потом пошла ревность и обиды. Я пыталась ему объяснить, что надо спокойней реагировать, что не могу ему каждый раз говорить, кто и зачем звонил, а о прекращении моей работы вообще не может быть никаких разговоров. Гулять просто так по городу вечером тоже не могу. С двумя трубками в ушах и усталостью во всем теле — ну один раз, ну два, но каждый день нереально. А честно — так и не хочется. Куда тут ходить-то?

Однажды он вышел на улицу и пропал. Вернулся нетрезвый. Потом мы были в ресторане, ужинали, и я заметила какой-то странный отблеск в его глазах. Он хотел заказать еще спиртного. Почему меня сразу это насторожило, не знаю, но я категорически потребовала не заказывать. Дальше — больше. Вот уже сутки его нет, пришел пьяный, вот двое суток нет — опять пьяный. Его раздели, обокрали, причем не один раз. У него был небольшой портативный компьютер, достаточно крупная сумма денег, около 6 тысяч долларов, золото, привезенное в подарок мне и сыну, — буквально за две недели пьянок и запоев ушло все в неизвестном направлении. Зная, что через две недели он улетит обратно в Израиль, купил на остатки денег брату штаны и свитер. Ну чтобы хоть какой-то подарок отсюда привезти тому человеку, кому больше всего в жизни обязан. На следующий праздник жизни ушел вместе со своей сумкой, большим чемоданом на колесиках. Когда вернулся назад — чемодан был весь перерыт, новые вещи в упаковке пропали. Сам отдал? Обокрали? Ничего не помнит.

А утром он винился, ходил за мной по квартире, буквально наступая на пятки: “Лена, Леночка, дай денег, дай денег, дай денег, дай денег”. Он начал сводить меня с ума! Мне так хотелось покоя и стабильности в жизни! Алкоголик мне был не нужен. “Саша, уходи! Я не открою тебе дверь следующий раз. Мой сын не высыпается, в школе засыпает на парте, так нельзя!” И я его не пустила.

3 часа ночи. Домофон звенел не переставая, потом его кто-то пустил в подъезд, и до утра он колотил ногами и руками в дверь. Развлекал соседей.

– Пустила?

– Куда денешься! И опять утром “дай денег, дай денег, дай тысячу доехать к другу”. О, еще и друзья появились! Стало совсем невтерпеж, вызвала участкового. Помогите, говорю, выставить его за дверь! Тот пришел, скептически покачал головой: “у него регистрация в порядке, забрать не могу. Если бы была регистрация просрочена, то что-нибудь придумали бы”.

– Ты хоть брату его пыталась дозвониться?

– Пыталась! Он даже деньги высылал своему непутевому брату. Сказал, что он не пил четыре года. Я склонна верить. Получается, что в Бресте сорвался. “Больше денег пусть не просит, — ответил мне пару дней назад. — Если уже начал пить, не остановится. Сдавайте его своей милиции, и пусть депортируют из страны”.

– Да уж, история твоего Саши меня пугает. Сам по себе человек с тяжелой судьбой, оказался в чужом городе, без денег, без друзей. Один в Израиле, одиночество продолжилось в Бресте…

Лена, казалось, не слышала. Отвечала на очередной звонок мобильного, тут же сбивая звонок по другому телефону, продолжила свой рассказ:

– Знаешь, а ведь они, эти мужчины, кто уехал за рубеж из стран бывшего СССР, без жен, — несчастные люди. Пару там себе найти весьма сложно. Соотечественницы ищут среди местных жителей побогаче, а местные девушки на наших мужчин не смотрят. Так, флирт, не более того. Редко-редко создаются интернациональные пары там, уже на месте. В основном, мужчины вынуждены перебирать из своих, оставшихся в бывшем Союзе. Знаю, о чем говорю — поверь. А тут их ждет облом — красавицы уже не те, что были раньше, за выезд в чужую страну не продаются.

– А сегодня он опять полночи бился в дверь подъезда. Соседи уже все поняли, не пропускают вовнутрь. Утром смотрю, а он неподалеку пьяный спит на земле. Вызвала милицию. Вроде как случайная прохожая, жалко человека стало. Думала, его в вытрезвитель заберут. Милиция приехала быстро, а я через окошко наблюдаю. Разбудили, аккуратно в машину усадили, увезли. Двух часов не прошло! Смотрю, идет обратно! Отпустили… И давай мне опять домофон ломать. “Что, говорю, тебе надо от меня?” А он в ответ: “Вызови скорую, меня кто-то избил”. Сел на лавочку вместе со своим чемоданом.
Набираю номер скорой по той же схеме: случайно увидела, что человеку плохо стало. Приехали, осмотрели, забрали. Час нету, два. Позвонила в больницу “скорой помощи”. Да, говорят, привозили такого. У него тупой удар в грудную клетку, предлагали ему госпитализацию, но он забрал свои вещи и тихо исчез.

Приходит! Одежда в крови, под глазом гематома, нос свернут набок. Представляешь, ему еще и нос сломали, не только сделанные зубы выбили! И главное, что он не помнит, кто, где, как это произошло. Сказал только, что милиция у нас хорошая. Привезли куда-то, посмотрели паспорт, сказали: “Не наш, не белорус”. Предлагали отоспаться на диванчике и идти своей дорогой. Но пьяного, видать, ноги несут, а может автопилот сработал, ушел оттуда.

– Что мне делать с ним? — спрашивает Лена. Она запуталась, это было видно. Три недели морального, да что скрывать, материального кошмара дают о себе знать. Ее мысли начинают путаться. — Если я его не пущу в квартиру, он же погибнет на наших улицах!

– Да-да, превратится в заурядного бомжа. А когда у него заканчивается регистрация в городе?

– В том-то и дело, что осталось три дня, завтра ему надо быть в Минске. Из его рассказов я поняла, что есть забронированный билет на самолет, но за него еще надо доплатить. Он об этом постоянно вспоминает, когда из своего алкогольного болота всплывает.

– Так надо ему помочь улететь!

– Я тоже так думаю. Только как его в таком состоянии отправить?

И все решилось. Так и хочется сказать — есть женщины в русских селеньях, кто коня на скаку остановят, в горящую избу войдут… Но тут у нас не русская деревня, а белорусский областной центр. Так вот в нем тоже живут подобные женщины. Лена не бросила своего гостя на произвол судьбы, не отвернулась от падающей в пропасть человеческой души. Нашла в себе силы взвалить на себя еле передвигающегося бывшего гостя Сашу и отправиться с ним в путешествие в Минск на поезде. Там обнаружила агентство, где дожидался его билет на самолет. Доплатила 100 долларов, дала еще 40 на мелкие расходы и посадила в автобус, унесший ее интернетовского друга в аэропорт.
– К тому моменту он уже почти полностью протрезвел. Смотрел на меня на остановке так, что я чуть не разрыдалась. И молчал. Да ладно, я заплакала, признаюсь, — мне было невыносимо смотреть, как уносит его автобус, а Саша стоял у окна и глаза его были, как у побитой собаки. Ой, не могу! — об окончании истории, в которой больше трагедии, чем комедии, я расспрашивала Лену спустя энное количество дней. И мне казалось, что вот они передо мной стоят вместе, как тогда, у поезда. Она — красивая, умная, всегда улыбающаяся девушка, ни капли разочарования или уныния. Он — небритый, запутавшийся в себе и в алкоголе молодой мужчина с добрым выражением лица, озаренным печалью тихого обожания. И есть в этой всей истории какая-то безумная романтика. Какие же все-таки сюжеты рисует нам жизнь!

– Долетел хоть? — уточняю.

– Да. Все нормально. Больше всего боялась, что в аэропорту найдутся люди, с кем он решит продолжить пить. Деньги-то я ему дала. В запое человек непредсказуем. Обошлось. Пишет опять письма. Теперь предлагает приехать к нему. Только я не поеду. Мне хватило ощущений.

Кто знает, кто знает…

2 комментариев на “Виртуальные свидания”

  1. модентайп юфилл написал(а):

    Грустная история. Мать- природа не терпит однообразия и
    порою её шутки злы. Главная задача каждого-найти свою
    половинку. Увы…. Не всем дано.

    Модентайп Юфилл- мой эрдельтерьер. Он-же - Загрызака
    Чебоксарский.Ему 3 года. Меня зовут Александр.
    Живу и работаю в г. Обнинск Калуж.обл.

  2. Ольга написал(а):

    Может быть грустная история, а для меня просто познавательная. В общем-то люди везде одинаковые и проблемы у них общие. Загрызаке наши приветы! :)

Оставить комментарий