Выставка собак под надзором КГБ?


Ольга Александрова

Раньше я бывала в Эстонии, Латвии, Польше, Украине, России, совмещая отдых с посещением подобных мероприятий, сравнила организацию выставок, призовой фонд, саму человеческую атмосферу. Скажу сразу, нигде деньги за первые места победителям не дают. Об этом меня часто спрашивают. А призы бывают разные, как правило это медали, корма, крупные кубки, могут быть телевизоры, DVD, пылесосы, мобильные телефоны, а также сертификаты на скидки в магазинах. Выставки собак по красоте призваны выявить самых лучших по экстерьеру собак в разных породах, а призы — второстепенное. И всегда сравнение было не в пользу Беларуси, к сожалению. Что говорить, если в нашей стране среднестатистическая выставка собирает 250-300 собак, а в соседних с нами странах 500-700, и даже тысяча никого не удивляет. В Познани в прошлом году, к примеру, была выставка, в которой приняла участие 21 тысяча собак.

Есть мнение, что домашних животных в больших количествах люди начинают заводить тогда, когда достигают определенного уровня жизни. Видать, нам еще до соседних стран очень далеко.

Хочу уйти,но не могу!

Дождалась своего отпуска. Потерла руки от удовольствия. Давно моя польская подруга Малгося приглашала попутешествовать с ней и ее молодой эрдельшей Вивой Полонией Олгас Догз по Польше. Вивочка – дочка нашей Челесты из последнего помета. Сама Малгося живет в небольшом городке Влодава. «Да мы тут в Жешув съездили, в Варшаве, в Закопане, в Люблине были. Подруга со своей собакой уже восемь стран объездила. Сейчас собираемся на крупную международную в Беласток. Давай с нами, пиво прилагается!» — убеждала она меня. Решено, поехали.

Переезд через Буг на поезде занимает совсем немного времени. Зато сидение в нем, пока польские таможенники и пограничники проверяют документы и бегают по вагонам в поиске лиц без нужной суммы денег на день пребывания и кавказской национальности, чтобы отправить их назад или усадить в «обезьянник местного значения» на втором этаже Тереспольского вокзала — занимает слишком много времени. Однажды я там даже побывала. Очень мне было неприятно видеть надписи на подоконниках «Чечня, ура!», «Чечня живет!», «Здесь был Махмед», «Мы еще вернемся!» и подобную наскальную живопись. На этот раз мой переезд сопровождался часовым выискиванием кавказского люда, а также безумным базаром молодого и глупого соседа по скамейке. Час времени он рассказывал своей подружке по мобильному телефону (и всем присутствующим в том числе) как он с поста отпросился в Польшу за покупками, как банкетики закатывают, сколько стоит поступление в университеты Бреста, кому надо дать, чтоб пройти без конкурса, и сколько стоит место в месяц в общежитиях города. Для меня было открытием, что за койку нынче платят от 150 долларов в месяц. Странно, а городские квартиры молодежь уже не устраивают за такие же деньги? Честно говоря, могла бы — пересела подальше, так не могла же! Приходилось слушать и тихо злиться. Кто у нас с поста может отпраситься? А им по внутреннему распорядку можно бывать в сопредельной стране? Закон писан не для всех.

10 км от нас - уже Европа

Далее мой путь был во Влодаву, дорога вдоль границы. Люблю осматривать окрестности из окон автомобиля. Природа та же, что у нас, лес да поле. Только вот домики другие. Сразу видно, совсем не Беларусь. Отчего же такая разница в нашем бытие и ихнем? Что ни деревня — крупные коттеджи с выстриженными газонами и композициями цветов, величественные костелы, кресты и каплички с подсветкой. Что ни домик — пластиковые окна. Что ни машина с польскими номерами — новье. «У нас сейчас можно очень дешево машину хорошую взять, 5-10 тысяч долларов получается,» — предлагают поляки мне, безлошадной. Пытаюсь им объяснить, что растаможка будет стоить еще таких же денег, да и вообщем мне машина не нужна. Не, не понимают. А вывески чего стоят: «Продаем б/у пластиковые окна, оптом, дешево». О, дошли! У нас еще не все в новый пластик «оделись», а у них уже меняют. А может у нас их б/у оптом в окна лепят?

На следующий день из Влодавы мы пропутешествовали в Беласток. Где у них выставка собак проходила? В чистом поле? Как бы не так! В центре города имеется спортивный комплекс. Въезжаем. Хочешь автомобиль ставь на асфальт, хочешь на стриженный газон внутри. А на газоне, пошла специально посмотрела, сплошь «Лексусы», джипы разного калибра, автодома в баннерной сетке, расписанной рекламой питомников собак и магазинов, в несколько рядов. Елки-палки, что б мы так жили, как живут собачники в других странах! Далее, ринги расположены на газонах основного футбольного поля, дополнительного поля, в холлах, где обычно проходят волейбольные матчи. В холлах пол затянут зеленым ковром, расставлены заборчики, указатели. И ведь не жмет директора спорткомлекса, что люди и собаки потопчутся по зеленой траве поля, простите, любимцы кучку с лужей за собой оставят. Народ загарает, ставят свои стулья, столы, палатки. Очень сомневаюсь, что на основном и на дополнительном полях, где парковались машины, трава хуже, чем в Беларуси на реставрированных стадионах. Допускаю, что лучше. И уход за ней соответствующий. У нас ведь как – имеется гребной канал олимпийского значения. Строили его, строили. Для народа, все для людей. Сдали, открыли, президент страны приезжал, речь патриотическую вел. А что сейчас выясняется? Бассейн течет, лыже-роллерная трасса недостроена, зал с тренажерами закрыт и ко всему прочему с 1 августа вход на благоустроеную территорию только по пропускам. Вот уж действительно для народа. Избранного! Рыбаки-любители, кстати, в эту категорию тоже не попали. Водное пространство под контролем – директор комплекса нынче воюет уже даже с ними!

Вернемся к польской выставке собак. На открытом воздухе организована торговля акссесуарами для животных, а также кафе, в котором на огромных сковородах готовится разнообразная еда, стойки с горячей кукурузой, прохладительными напитками, желейными конфетами. Места хватает всем. Количество собак, прибывших в Беласток из разных стран — около 2 тысяч, количество людей, посетивших выставку — около пяти тысяч человек. Белорусов очень мало, около 20 человек.

Поинтересовалась, где путешественники живут. Гостиницы, мотели, кемпинги. Это тоже отличие от наших серых белорусских будней — в наших гостиницах когда видят собаку, у администраторов глаза на лоб лезут от ужаса. А в Европе человек с собаками — обычное, нормальное явление.

Ветеринар Беларуси - друг или враг?

Посмотрела я на это все еще раз. Эх. И задумали мы с подругой, у которой дома живут коккер-спаниели Бьюти и Крис, побывать в сопредельной Литве, посмотреть литовских собак, себя показать, познакомиться с такими же как мы людьми. Выбрали выставку в Каунасе 9 сентября. Все началось с виз в Литву. Это только на словах она стоит для беларусов 5 евро. За оформление в зависимости от наглости турфирмам страны надо платить от 45 до 100 тысяч рублей (от 20 до 50 долларов США). Неслабая накрутка за двухкопеечную страховку и пару заполненных листов. Продолжилось нашими местными ветеринарами и их бюрократизмом. Справочку на выезд специфическую надо взять, денег за нее заплатить, и паспорт должен быть не такой, как в городе дают на собак, а синенький, европейский. Открывай карман, доставай деньги! Паспорт нашли? А в нем нет прививки от бешенства. В другом паспорте? Вот езжайте в свои частные ветклиники, где собак прививали, пусть они вам записи прививок переносят и проштампуют. Опять деньги, маршрутки, такси, тратится время, нервы, силы собак. Собак потому, что надо их предъявлять ветеринару. Нигде в нашей стране не предъявляют собак для выписывания справок! Только в Бресте. Неужели нельзя работать и здесь по принципу «одного окна«? Ведь все данные по прививкам от бешенства просто обязаны быть в государственной лечебнице!

В 2 часа ночи отправились в путь на четырехколесном коне БМВ. Чуть отъехали от Бреста, хлынул проливной дождь. Приехали на белорусско-литовский переход. Наш ветеринар проштамповал справки. Ни татуировки, ни чипы его не интересовали. Помахал рукой, пожелал счастливого пути. Приехали на литовскую сторону. «А мы вас не можем пустить. У нас ветеринара нет!» Как же так, граница — без ветеринара. А еще в Шенген собираются. Полтора часа времени ушло на переговоры, добились, чтобы литовские таможенники обзвонили соседние переходы и нашли, где на их стороне имеется ветеринар. А белорус сделал круглые глаза: «Пропускают здесь собак!» Не понравились мы литовцам, что ли. А нас ждал впереди крюк в 200 километров. В свои ринги, которые идут точно по графику, на выставку в Каунасе мы неизбежно опаздывали. Переговоры с организаторами дали нам шанс отодвинуть судейство эрдельтерьера, но на ринг американских коккер-спаниелей мы должны были успеть. Ну хоть Бьюти!

И мы летели. Спасибо водителю за его профессионализм на дорогах. Да и таможня на перегоне Лида-Вильнюс отличалась высокой степенью организации, на нее мы потратили не более получаса. Никаких проволочек и задержек, и также никаких денег за собак, проверок клейм и чипов. Хотя деньги белорусские ветеринары любят — что на польских переходах, что на украинских по полминималки в обе стороны (минимальная базовая величина 15 долларов США). За въезд и за выезд.

В Каунасе выставка проходила на старом аэродроме. Не знаю, специально ли организаторы договаривались или так получилось, но во время выставки над нашими головами летали легкие самолеты, мотодельтопланы, выполняя фигуры высшего пилотажа, таскали за собой растяжки с рекламой сухих кормов и клуба. Каюсь, смотрела не столько на собак, сколько в небо — захватывающее это зрелище, воздушное шоу. Наши собаки, несмотря на 10 часов поездки, вышли в свои ринги — американский коккер спаниель выиграла свой класс и стала Чемпионом Литвы по красоте, а эрдельтерьер Бриджи к выигранному Чемпиону Литвы получила вдобавок титул Лучшего представителя породы. Вместе с документами эрделю дали приз — миску, поводок, медаль и памятную розеточку. А вот Крису, коккер-спаниелю, не повезло. Его ринг прошел пока мы были в пути. Так и свозили собаку просто потусоваться на выставке.

Пиво, шашлыки, прохладительные напитки, море детей, собачьи соревнования, великолепный книжный развал по животным, продажа акссесуаров, качественные призы и ряд автомобилей с продажей щенков разных пород — это только мелочи, из чего складывается в Каунасе выставка, в ней приняли участие ровно 700 собак.

Обратная дорога нам принесла несколько сюрпризов. На литовской стороне перехода в районе Гродно, для въезда в Беларусь, собакам ветеринар уже не понадобился. Не странно ли это? Участок автомагистрали в Литве с миграцией жаб не был указан знаками и предупреждающими шильдами. Наш водитель ловировал, как мог и все пресноводные остались живы. А на белорусской стороне, на глухом участке дороги Гродно-Брест, нам навстречу вышел благородный олень. Очень красивый, с тяжелыми ветвистыми рогами. Чудо, что не врезались. Животный мир встречал своих красивых победителей.

Почему же собачников с выставочными собаками не понимают здесь, в Беларуси? Почему организация выставок оставляет желать лучшего? Я знаю, потому что изучаю местную специфику уже восемь лет — вина клубов собаководства в этом очень небольшая. У них отсутствуют собственные деньги, производители дорогостоящих акссесуаров и кормов для собак махнули рукой на нашу страну, спонсоры отворачиваются. Опять же, все дело в желании поддерживать развитие именно этой ветви культурного времяпрепровождения и в уважении людей к себе подобным. Да хотя бы не мешать развитию разнообразным чиновникам! Пока белорусы будут зрить не далее собственного носа, ну максимум соседского забора — ничего не изменится. А чтобы изменилось, необходимо целенаправленно поддерживать эту сферу, а не пытаться законами и препонами загнать племенное собаководство в угол. К примеру, для меня было большим удивлением узнать, что для проведения выставки собак в Бресте необходимо получать, в числе еще десятка, разрешительную подпись в КГБ. Ну я понимаю милиция, санитарная служба, горисполком… Но причем здесь КГБ?!

17/09/2007

Вернуться к списку историй