Бездомные люди требуют внимания

Проблема бездомных и обделенных благами цивилизации людей существует во всем мире. Как бы ни было хорошо в той или иной стране — в ней все равно будут бомжующие. Похоже, их наличие не связано с экономической стабильностью стран.


Ольга Александрова

И никто толком не может сказать, почему они все-таки предпочитают оставаться на улице, жить одним днем, а не бороться за свое место под солнцем до конца. Ответа и быть не может, ведь сами люди без определенного места жительства не задают вопрос «Почему?».

«Упасть на дно легче, чем выбраться… Так получилось», — отвечают они и просят денег на продолжение нищенского существования.

Недавно мне довелось побывать в Польше и коротать в общей сумме 12 часов на железнодорожном вокзале в Познани. Год назад, в 2006, здесь было очень много бездомных, грязных, полупьяных, нашедших тут приют в наступившие холода. Время прошло, но ничто не изменилось. Все так же шумит от прибывающих и убывающих разноязыких пассажиров вокзал, все так же бродят в поисках денег на жизнь попрошайки.

…Вот ходит опустившийся молодой человек, лет этак 25. Я его отчетливо запомнила. Год назад он гладил с любовью собаку и размышлял, как купить стаффордширского терьера, радуясь, что я понимаю его польский язык, а он понимает мой русский. Теперь он очень грязен, в засаленном черном пиджаке, выдержавшем много ночей в качестве подстилки под бренное тело своего хозяина, и на выхоленных, выкормленных, одетых в разноцветные комбинезоны собак, которых привезли люди на крупную выставку в ультрасовременный Международный центр, не обращает никакого внимания. Говорить ни с кем не хочет, беззубо улыбается и перешептывается с такого же затрапезного вида старичком. Европейский блеск и вселенская нищета, как две паралелли идут вместе.

Со следующего года бездомных планируют убрать со всех вокзалов Польши. Новый госзаказ уже в пути. Обычные поляки утверждают, что долго находиться на вокзалах небезопасно, тем более в одиночку. Они сами стараются не рисковать: много криминального тут происходит. И это при том, что полиции и иных охранников на познаньском железнодорожном вокзале, похоже, даже больше, чем на нашем брестском. Куда пойдут бездомные? Никто не знает.

-- Мы их жалеем, — утверждает среднего возраста полячка Ула, ожидающая свой экспресс до Варшавы и коротающая время за пластиковой чашкой жидковатого кофе. — Много о них говорят по телевизору, пишут в газетах. Другой вопрос, что у каждого человека свои проблемы. Средние поляки сейчас не могут устроиться на работу. Такая низкая плата за труд, как 600 злотых в месяц, не устраивает. На эти деньги просто невозможно прожить.

Миграция, похоже, — удел бездомных. Однако в Польше заблудившимся во времени и пространстве предлагают горячую еду, временный кров, одежду, помощь в восстановлении в своих правах. Так что между двумя полюсами человек делает выбор сам.

На брестском железнодорожном вокзале, намного более величавом и красивом, чем познаньский, встретить бомжующую личность — надо постараться. Кажется, что их почти нет, но это ошибочное мнение, ведь пьянствующие — почти бомжи или станут ими со временем. Все бродяжки Бреста или практически все пересчитаны милицией, стоят на дактилоскопическом и видео учете. В рейдах, инициируемых милицией, участвует сразу несколько городских служб. Бродяжек проверяют на совершение преступлений, моют в санпропускнике городского Центра гигиены и эпидемиологии, осматривают и при необходимости обрабатывают от заболеваний. Городская организация белорусского общества Красного Креста обеспечивает необходимой одеждой, стараясь подбирать весь комплект от нижнего белья до пальто. С обувью, правда, очень сложно, но чем могут — помогают. Дальше — опять улица, притоны, теплотрассы.

-- Мы получаем тюкованную одежду и никогда не знаем, что внутри, — рассказали мне в Красном Кресте. — Бывает так, что на зиму приходит летняя одежда, и наоборот. Тогда стараемся дать бездомным по нескольку пар штанов. Они ведь знаете как одеваются? Одно на другое, чтобы теплее было. Это ведь лучше, чем в газеты заворачиваться.

Этой весной, к примеру, на ступеньках брестского ЦУМа сидела молодая девушка с маленьким ребенком, которому было от силы четыре года. Вытянутая рука предлагала не проходить мимо. Мужчины глаз не опускали, бодро шагая по своим делам, а вот женщины лишь мельком кидая взгляд на мать, видели обездоленного ребенка и охотно подавали деньги. Потом я еще несколько раз видела ее, заглядывающую в фирмы и организации с просьбой о помощи, но молодую попрошайку запомнили в лицо, и ее промысел уже не приносил особого дохода.

Бывает престарелые брестские бабушки и дедушки, бедно, но опрятно одетые, просят свое подаяние на летних площадках кафе и баров, у того же ЦУМа или на ул.Советской. Останавливают на улицах тех, кто кажется им более-менее платежеспособным. А некоторые не опускаются до такого, просто тихо утирают слезы в магазинах, когда на небольшую покупку не хватило денег. Подростки-мальчишки сшибают копеечку «на хлеб» у прохожих и очень злятся, когда им этот хлеб предлагаешь. Но вот случай, который меня поразил, произошел недавно.

Мы привели своего маленького сына поиграть в детскую комнату центрального универмага Бреста. Очень уж ему нравится выплескивать в ней свои эмоции, накопившиеся пребыванием весь день в детском садике, кувыркаясь на мягких дорожках и прыгая на батуте. К нам подошла милая 10-летняя девочка и, залившись румянцем, попросила заплатить за нее в этой комнате: «У меня нет денег, но так хочется, я там никогда не была».

Конечно, мы заплатили за нее. И от удивления, и от сочувствия. Но пришла в голову мысль — 10, 20 лет назад кто из нас, тогда еще детей, смог бы так же просто и ненавязчиво подойти к чужому человеку и попросить его о подобной услуге? Может быть, не в той среде росли? А теперь — как есть. Но самое главное мы увидели позднее: за дверью в детскую комнату отрешенно стояла бедно одетая мать этой девочки, а девочка продолжала сбор средств у приходящих родителей других детей на свой отдых. Что это? Первый шаг ко лжи или ребенок другого поколения? Было поколение Х, потом пришло Next, сейчас поколение Reset, или Клик (кому как больше нравится), а дальше? Поколение Возьми-на-жизнь?

Наша белорусская милиция гонит бродяжек из более-менее теплых мест куда угодно, чтоб не мозолили глаза. С глаз долой — из сердца вон. Та же ситуация в столице страны — в Минске. Роскошный вокзал, стекло, иллюминация, но люди, поставившие на себе клеймо второго сорта, тут не нужны. А в Бресте прошел очередной рейд по переписи, помывке, лечению и обеспечению одеждой бомжей. В этом мы от Европы не отстаем — даем шанс выжить оставшимся на обочине.

P.S. 30 ноября и 1 декабря 2007 года в Бресте была проведена городская акция «Бомж», в которой приняли участия сотрудники милиции, Брестского зонального Центра гигиены и эпидемиологии и городского общества Красного креста. В ходе акции 34 человека доставили в санпропускник городского Центра гигиены и эпидемиологии. У 19-ти из них был обнаружен педикулез, в том числе у 17-ти одновременно платяной и головной. Люди имели возможность обмыться, получить медицинскую помощь в кожвендиспансере, а в тубдиспансере пройти флюорографию. Их снабдили новой одеждой и отпустили восвояси.

По данным УВД облисполкома, в Бресте подобные акции проводились шесть раз. Выявлено 316 лиц без определенного места жительства. Около 70 процентов из них мужчины в возрасте от 35 до 50 лет.

15/04/2008

Вернуться к списку историй