Врачебная ошибка или злая судьба?

Все владельцы собак знают, чем чреват укус даже одного-единственного клеща. Где-то читали, что-то слышали, у соседской собаки были проблемы. Но при этом почему-то ожидают, что неприятности их минут, а с лично их собакой такого не случится.

Напомним еще раз — клещи и вызванные им пироплазмоз — бич нашего времени. К сожалению, ветеринарное лечение тоже не всегда помогает. Хочу рассказать историю, как за три дня скоропостижно и в муках скончалась укушенная клещом собака. Почему, как, по какой причине и как больно после потери любимца — об этом наш разговор со Светланой. Свою фамилию она просила не называть.


Ольга Александрова

Насытившийся клещ может достигать размера вишни
В одну из брестских ветеринарных клиник днем 25 июня 2005 г. семья привезла двухлетнюю лабрадоршу Дину: жизнерадостную, бодрую собаку, вилявшую хвостом и пытавшуюся по доброте своей душевной со всеми познакомиться. Основанием для обращения был клещ, который впился в шею Дины. Его надо было срочно удалять.

— Это был первый за всю ее недолгую жизнь клещ. Мы очень их боялись, зная, как проявляется пироплазмоз и чем он заканчивается. Пять лет назад у нас была другая собака, которая умерла из-за укуса клеща, причем лечили ее в той же клинике. И тоже «сгорела» за три дня. Потому ежемесячно со времен щенячества мы обрабатывали Дину одним из самых надежных средств, противопаразитарным спреем «Фронтлайн». Покупали его в ветеринарной аптеке. А также регулярно осматривали свою собаку, — начала свою нелегкую историю Светлана.

Клеща в клинике сняли, дали мензурку для сбора мочи, после чего сказали, что необходимо ввести противоядие и ввели собаке препарат беренил, являющийся противоядием. Ветеринары попросили приехать с лабрадором утром следующего дня, чтобы сделать еще одну инъекцию. Кровь для лабораторного исследования на наличие возбудителя болезни не брали. На следующий день также взяли мочу на анализ и сделали вторую инъекцию.

Далее события стали развиваться очень стремительно. На следующий день дочь Светланы обратила внимание, что у Дины очень обильно течет слюна. Были моменты странного возбуждения: она поскуливала и даже лаяла, пытаясь, видимо привлечь к себе внимание. Вечером хозяева все же решили съездить в ветклинику — уже в третий раз. Там им сказали, что это реакция на беренил и все пройдет. Укололи атропин и отправили восвояси. Через двадцать минут собаку было не узнать. Были моменты, когда Дине становилось совсем плохо, ее рвало, она не могла идти, теряла ориентацию в пространстве.

Четвертая поездка в ветклинику состоялась поздно вечером того же дня. Когда Светлана спросила ветеринара, что же с собакой происходит, он ничего не ответил, но по глазам можно было догадаться, что надвигается что-то страшное. В клинике Дине поставили капельницу с физраствором, вводили разные препараты, и в завершение дали наполненный шприц, чтобы в случае, если боль разбудит собаку ночью, можно было бы как-то уменьшить страдания. Поздно вечером семья с лабрадором уехала домой.

— Дома Дина уже не могла спать, — видно, что Светлане тяжело передавать словами все подробности, — без слез на ее мучения смотреть было невозможно. Она пыталась вскакивать, при этом ударяясь о стены, шкаф, потом забилась под кровать и мы с трудом вытащили ее оттуда. Вскоре собака стала скулить еще сильнее, плакать, и мы со страхом смотрели на часы и понимали, что до утра слишком далеко. Сделали укол с лекарством, привезенным из клиники, но это не помогло. Думаю, что почти весь наш 10-этажный дом не спал, потому что громко и жалобно скулила собака, а с ней рыдали мы. Утром из ветклиники владельцам лабрадора позвонили, поинтересоваться, как дела. Светлана ограничилась отговоркой «нормально», хотя понимала, что все отнють не нормально, но доверия к этим врачам уже не было никакого. А через два часа после звонка Дина ушла навсегда.

Только через две недели после ее смерти Светлана нашла в себе силы переступить порог той ветеринарной клиники и попросила показать личную карточку Дины, чтобы переписать схему лечения. Светлана хотела понять, что же было сделано не так, что именно привело к скоропостижной смерти любимицы. В тот момент в клинике находилась еще одна врач, которая сняла с Дины клеща и ввела первую дозу беренила.

— Я обратилась к ней, — говорит Светлана, — пыталась напомнить, что мы приезжали три раза с веселой, бодрой, активной, почти всегда улыбающейся собакой, а в ответ услышала: «Если бы я не ввела лекарство, у собаки мог развиться пироплазмоз, и вообще, у собаки была кровь в моче». И, действительно, показала мне какие-то четыре плюса в результатах анализа мочи в карточке. Я пыталась оспорить это, приводя слова главврача в тот роковой вечер: «Анализ мочи отличный». Свидетелем этих слов является моя 17-летняя дочь. Также не было вразумительного ответа во время нелегкого разговора с директором клиники и ее главным врачом. Они были корректны, внимательны, однако ничуть не усомнились в правильности назначенного лечения. И заключение: «стремительное развитие болезни».

— Кто-то посчитает нас глупцами, так как мы, имея печальный опыт, обратились в ту же клинику, — подводит итог Светлана,— все это не важно. Я не пытаюсь сводить счеты, судиться мы не будем. Но хочется предостеречь хозяев животных: ведь никто не застрахован от подобного развития событий. Вся наша семья очень любила Динку. Мы и сейчас ее любим. Увы. Остались лишь воспонимания, фотографии, видеокадры. Мы относились к ней, как к маленькому ребенку, да она и была им — веселым, игривым, озорным, нежным, ласковым, преданным, необыкновенно умным и добрейшим созданием.

Комментарии



Главный ветеринарный врач г.Бреста Александр Сираж: «Заболевание пироплазмоз может развиться у собак после укуса инфицированного клеща на вторые-третьи сутки — резко поднимается температура до 40 градусов, собака становится вялой, аппатичной, отказывается от еды, в моче появляется гемоглобин и она окрашивается в бурый цвет. Только если есть такая клиническая картина, собаку необходимо лечить. Я считаю, что в данном случае с лабрадором препарат беренил введен немотивированно, тем более непонятна вторая инъекция. Беренил сохраняется в организме семь-восемь суток. Из-за опасных последствий беренил не применяется с профилактическими целями против клещевой инвазии даже в местах скопления крупного рогатого скота.»

Директор ветеринарной клиники, в которой произошли события: «У собаки была кровь в моче, мы установили это, проведя тесты, а также повышенная температура 39,6 в первый день, и 38,8 в последующие. От беренила и атропина она умереть не могла. Предположительно, у лабрадорши стала стремительно развиваться болезнь Лайма.»

Директор ОО «Брестский городской кинологический центр «Фауна», владелец собак на протяжении 20 лет Светлана Канаева: «Владельцам собак советую уделять особое внимание: приближается осень, когда укусы клещей особенно опасны и очень многие из них инфицированны. Считаю самым лучшим средством против клещей на данный момент спрей «Фронтлайн». Также очень эффективны капли на холку собаки с таким же названием. Средство достаточно дорогое, но его надолго хватает. Собака обрабатывается один раз в месяц. Случаи укусов единичны.»

23/01/2006

Вернуться к списку историй